11 25 22 15 01 19

Алексей Герман-младший. Фильмы, интервью

german-mladshujОн стал героем последнего Венецианского кинофестиваля: фильм «Бумажный солдат» завоевал сразу две награды. Между тем, Герману-младшему всего 32 и это его третья режиссерская работа. Прекрасный старт! Что ни говори, гены.

Предыдущие его картины также побывали на МКФ в Венеции: «Последний поезд» — в 2003 году, «Гарпастум» — в 2005-м. И обе не остались незамеченными. А на сей раз — настоящий триумф: «Серебряный лев» за лучшую режиссуру и «Озелла» за лучшую операторскую работу, которую выполнили Максим Дроздов и Алишер Хамидходжаев.

Драматическую историю врача, служившего в 60-е годы в первом отряде космонавтов, украинские зрители увидели на кинофестивале «Молодость». Премьера картины в Украине, представил которую режиссер лично, состоялась в рамках одной из программ кинофорума «Фестиваль фестивалей». Каждый свой фильм Алексей сравнивает с ребенком, которого, по словам режиссера, он года два-три пестует, а потом с удовлетворением отпускает в самостоятельную жизнь. Чтобы все начать сначала.

Алексей, какие чувства испытали, когда вас вызвали на сцену престижного кинофорума получать приз?

Устроители фестиваля предупредили заранее, что мы получим один из призов, но какой не сказали. Я сидел в зале и волновался по мелочам. Ну вот, не приготовил речь, теперь не знаю, что сказать. Не забыть бы сказать вот это. Нет, не стоит, так все говорят. Потом вызвали на сцену. Когда в руках у меня оказалась статуэтка, началась суета. Меня повели по фестивальным инстанциям, на пресс-конференцию лауреатов, к телекамерам. Я не успел ни осознать, ни понять, что произошло.

Отметили радостное событие?

Почти никак не отметили, не было времени. Когда вернулся в Москву, надо было проверить, как идет печать копии. Заметил, что негатив плохо почищен, и пришлось копию перепечатывать. Это, конечно, больше продюсерская епархия, но все-таки лучше за такими вещами проследить самому.

Как реагировали ваши родители — знаменитый режиссер Алексей Герман и сценарист Светлана Кармалита — когда вы сообщили им о своей победе?

Очень обрадовались. Ведь когда я уезжал в Венецию, они долго готовили меня к тому, что ничего хорошего там не произойдет. Да и я сомневался в своем успехе.

А как родители вас воспитывали?

Я рос в обычной питерской семье с довольно-таки патриархальным укладом. Больше мной занималась мама. Родители не стали отдавать меня в какую-то элитную школу, ходил в обычную среднюю. Всегда дружил с одноклассниками. И наша компания совсем не отличалась снобизмом золотой молодежи. Все вели себя просто и незаносчиво. Когда была возможность, родители брали меня на съемки. А позже, когда отца стали приглашать с фильмами за рубеж, побывал с ним за границей. Повидал другие страны, другую, более сытую жизнь. Судьба отца в кино складывалась трудно. Отчетливо помню, как в начале 90-х в семье закончились деньги. Приближалась осень, я вырос из своей одежды. Кто-то из родительских знакомых передал курточку. Она была мышиного цвета, не новая, вместо пуговиц застегивалась на булавки. И я в ней ходил. Никогда это для меня не было важным, папа так воспитал, объяснил, что дело не в шмотках. Наша семья не зацикливалась на материальных вещах.

Что вспоминаете из отцовских киноэкспедиций?

Родители снимали кино в Астрахани и взяли меня, 5-летнего, с собой. Когда они уходили на работу, я оставался в гостинице, гонял на трехколесном велосипеде по коридору, иногда заезжая в чужие номера. И обо мне заботилась вся съемочная группа.

Связывая жизнь с режиссурой, не боялись, что повторите нелегкий путь отца?

Сначала я поступил на театроведческий факультет питерского Театрального института. Однажды в библиотеке встретит знакомую, не очень известную пожилую актрису. Она поинтересовалась, чем я занимаюсь. «Театроведением», — ответил. «А, это около, но тоже неплохо», — сказала она. И вот это «около» запало в душу. Я не захотел находиться «около» и поступил на режиссерский факультет во ВГИК в мастерскую Сергея Соловьева и Валерия Рубинчика. Первые поставленные мной отрывки были неудачными, но я много занимался, снимал массу короткометражек, потихоньку что-то стало складываться.

Что говорят знаменитые мастера о ваших фильмах?

Я приглашал обоих на премьеру «Гарпастума» (так называлась в Древнем Риме игра в ручной мяч. — Ред.). Одному понравилось больше, другому меньше, не могу согласиться с аргументацией того, кто отозвался критически. Хотя мнение Соловьева и Рубинчика всегда для меня ценно. Вспоминаю странную атмосферу нашей безумной мастерской. Мы были единственным курсом в институте, который ставил отрывки везде — в переходе на учебную студию, в холлах, актовом зале. Аудитория была завалена хламом, который мы использовали в постановках. Натащили туда старые люстры, одежду, какие-то носки… Хорошая была мастерская, живая, но окончили учебу немногие.

Режиссеры — натуры трепетные, кто-то снимает кино в предынфарктном состоянии, кто-то нервничает, по поводу и без повода орет на коллег. Как ведете себя на работе вы?

Я, как это ни парадоксально звучит, съемки люблю. Не люблю первый этап — написание сценария. А на площадке чувствую себя достаточно комфортно. Больше всего не люблю режиссеров-«мегафонов»: такой делает кино, потому что слишком себе нравится. Съемки превращаются в театр одного актера, он ходит и изображает художника. Работа приобретает черты шоу-бизнеса. Есть и другой тип режиссера — «мямля», который со всеми советуется, всегда дружит с группой. Если кто-то из команды напьется, он непременно позаботится, чтобы того человека водитель на руках отнес в машину. Такой режиссер — всеобщий любимец, очень мил и улыбчив, правда, ничего хорошего на экране в результате не получается.

Себя относите к какой категории?

Я изо всех моих скромных сил пытаюсь оставаться адекватным и, насколько это возможно, стараюсь не выпендриваться. Режиссер — человек, который принимает решения. Если люди вокруг понимают, ради чего он снимает кино, ему прощают все. Даже то, что заставляет их работать без выходных и орет благим матом.

В каких случаях вы кричите на группу?

Как правило, по-настоящему не надрываюсь. «Крик» — талантливая симуляция с моей стороны. Когда ору на самом деле, из-за дистонии меня начинает качать из стороны в сторону, и в голове лопаются сосуды. На съемках непременно наступает этап, когда даже самая лучшая, преданная тебе группа теряет чувство меры. Все начинается с мелочей. Последний раз я страшно кричал, узнав, что в разгар сложнейших съемок кто-то празднует день рождения и жарит за декорацией шашлыки. Я отменил перерыв, убрал обеденную палатку, вообще закрыл буфет. Нельзя упускать такие вещи. Или другой случай. Мы достаточно много репетировали трудную сцену с Чулпан Хаматовой. И вот эта выдающаяся актриса сидит в воде при минус 10 градусах в капроновых чулках и тоненьком пальтеце. Вдруг оператор предлагает переменить фокус. Закипаю: «Что же ты молчал, когда репетировали?» Надо проявлять уважение к людям, которые выкладываются по полной. Естественно, я спустил с оператора три шкуры.

Хаматова снимается у вас не впервые. Каким нужно быть актером, чтобы вы пригласили его в свой фильм?

— Глаза должны быть не пустыми. Когда начинал работать над «Бумажным солдатом», искал актрису, которая была бы похожа на мою маму. Пригласил Чулпан. А на роль главного героя нужен был человек, который соединял бы в себе черты Марчелло Мастроянни и Олега Басилашвили. В результате нашел Мераба Нинидзе — гражданина Австрии, снимавшегося в оскароносном фильме «Нигде в Африке».

Вы успешный, талантливый человек. И до сих пор не женаты…

Я разведен. У меня есть какая-то история отношений с девушками, каждой я благодарен, без них многого бы не сделал. Но найти жену пока не получается. Хотелось бы, чтобы она была женщиной умной, тонкой, не зацикленной на себе, надежной, обаятельной, без претензий на излишнюю светскость. Іде такую отыскать? К тому же я мужчина застенчивый, интровертный.

Разве симпатичная девушка, которая приезжала с вами в Венецию, не отвечает этим требованиям?

Эта симпатичная девушка — моя бывшая жена Наташа. Мы остались друзьями, я попросил ее поехать со мной на фестиваль для поддержки.

А дети у вас есть?

Завести детей мы не успели.

Часто режиссеры женятся на актрисах и снимают их в своих фильмах. Не рассматривали такой вариант?

У меня никогда не было романов с актрисами, как-то я к этому не стремился.

Напрасно. Говорят, Чулпан Хаматова сейчас свободная женщина.

Если соединить в одном пространстве пантеру и пуму, случится смертоубийство.

Пантера это она или вы?

Не скажу. Чулпан — настоящая дива, потрясающая актриса. Боюсь, на ее горизонте маячит большое количество более достойных, чем я, претендентов. Мужчинам, которым она нравится, надо оценивать себя адекватно, а то к 40 годам они сойдут с ума от мании величия.

 

 

 

Читайте так же:

18 13 04 02 21 22 12 07
Последние публикации
Оставить комментарий

Наше чадо
Личная жизнь
Наш опрос

Влияет ли погода на ваше настроение?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...