19 26 01 30 03 16

Артист Владимир Моисеенко — интервью

 

IMG_2870Наверное, учителя постоянно делали вам замечания касательно поведения?
Бывало. Вот меня спрашивают: «А в школе вы шутили?» — я говорю: «Да, шутил, но преподаватели чаще плакали от моих шуток» (смеется). Но я никогда не шутил по-злому. Мне такую интересную характеристику после 8-го класса написали, что если читать ее первую половину, то меня надо было бы куда-нибудь на доску почета, а если вторую — то в колонию для несовершеннолетних. Звучало это где-то так: «Учился хорошо, но не всегда в меру своих способностей. Мог увлечь ребят, но не всегда с пользой для дела» и так далее (смеется).
Вы вообще были из тех детей, о которых говорят «Ну артист!»?
Наверное. Но вы знаете, я никогда в детстве о такой профессии даже не думал. Мне очень повезло с тем, что я нашел себя, потому что я рос в Киеве на Шулявке, это достаточно веселый такой райончик. У нас были свои опознавательные знаки, мы даже на Крещатике по специфическому свисту могли найти друг друга. В школе я никогда не ходил в какие-то драматические кружки. Единственный раз поучаствовал в творческой самодеятельности в 8-м классе, когда мы делали небольшую композицию по «Педагогической поэме» Макаренко. Я сыграл беспризорника Семена Карабанова: нашел какую-то кепку, взял отцовский пиджак… И после этого до конца учебного года меня все называли Семеном. Видимо, поверили.
Это и была ваша первая сцена?
Да, это была моя первая профессиональная работа (улыбается). Ну до этого я еще, правда, с 3-го по 5-й класс пел в детском хоре Оперного театра. Пели то за кулисами, то на сцене в нескольких спектаклях: «Отелло», «Кармен», «Щелкунчик», «Борис Годунов». Детское ощущение сцены, конечно, совсем другое. Я сейчас попадаю в Оперный, думаю: «Мама дорогая! Мне же тогда казалось, что сцена тут километр на километр!»
Страшно было?
Первый раз — очень страшно! У меня дебют был вообще потрясающий: я сначала забежал дальше, чем нужно, потом не ушел со сцены вовремя и один там остался, в общем, жуть была страшнейшая. (Смеется.)

В общем, вы с активным образом жизни и с теми же лыжами прощаться не собираетесь?
Ни в коем случае! Я и в этом году ездил, и вообще случая такого не упускаю. У нас вся семья уже 17 лет на лыжах катается.
Вот сыну девять, и он уже пять лет крепко стоит на лыжах. Обычно после Нового года мы едем куда-нибудь в Европу, стараемся всегда в новое место, а потом по традиции 23 февраля мы собираемся по-пацански компанией из двенадцати человек. Я беру малого подмышку и без мамок, без нянек, без «Я не могу» едем в Буковель. Там, в селе Поляница, живет уникальный человек — полковник Волошин, он бывший летчик-истребитель, как мой отец, и у него просто потрясающая русская баня! Мы всегда заезжаем к нему попариться, с веничками, потом — в снег или ледяную купель, все как положено. Хорошо-то как!
Похоже, сейчас у вас нет проблем с неприятием своих лет. А кризис среднего возраста вы проходили?
Знаете, что такое кризис среднего возраста? Это когда простатит у тебя уже есть, а «Лексуса» еще нет! (Смеется.) «Лексуса» у меня нет, но это, в общем-то, осознанно, просто не хочу. Кризис — это все-таки понятие, включающее в себя депрессию, меланхолию. Я считаю, такими вещами страдают люди, которым нечем заняться. У меня физически нет времени на то, чтобы остановиться и подумать: «Может, у меня сейчас кризис среднего возраста?» или «А нет ли у меня случайно меланхолии?» Некогда, мы работаем, и работаем с удовольствием, поэтому на такие вещи просто не обращаем внимания.
Зрители, как правило, не различают образ, увиденный на сцене или в кино, и личность актера, создавшего его. А вот насколько вы в жизни отличаетесь от себя на сцене?
Ну все-таки отличаюсь. Потому что в жизни далеко не всегда весело. Если бы мы ходили все время с улыбкой на лице и хихикали, то нам бы уже где-то койку отдельную с табличкой выделили, это клиническая история. Но я против того распространенного утверждения, мол, юмористы в жизни скучные зануды, и только на сцене они включают некий тумблерочек, похихикали — и опять в свою скорлупу. Есть и такие, но большинство, кого я знаю, наше поколение — и братья Пономаренко, и Юра Гальцев, и Владимир Натаныч Винокур, и много-много других — это все очень веселые, юморные люди в жизни.
Значит, у вас с вашим образом достаточно много общего?
Да, конечно. Во всяком случае, я человек нескучный, еще с детства таким был.

 

Читайте так же:

01 17 05 16 20 15 02 26
Последние публикации
Оставить комментарий

Наше чадо
Личная жизнь
Наш опрос

Влияет ли погода на ваше настроение?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...